Меню сайта

Область и районы
  • Одесса
  • Черноморск
      (Ильичевск)
  • Одесская обл.
  • Ананьевский р-н
  • Арцизский р-н
  • Балтский р-н
  • Белгород-Днестр-й
  • Беляевский р-н
  • Березовский р-н
  • Болградский р-н
  • Великомихайловский
  • Захарьевский р-н
      (Фрунзовский)
  • Ивановский р-н
  • Измаильский р-н
  • Килийский р-н
  • Кодымский р-н
  • Лиманский р-н
      (Коминтерновский)
  • Николаевский р-н
  • Окнянский р-н
      (Красноокнянский)
  • Подольский р-н
      (Котовский)
  • Овидиопольский р-н
  • Раздельнянский р-н
  • Ренийский р-н
  • Саратский р-н
  • Татарбунарский р-н
  • Тарутинский р-н

  • Николаевская обл.
  • Николаевский р-н
  • Очаковский р-н








  • Статьи, монографии, авторефераты.
    КАРТЫ   |   КНИГИ   |   СТАТЬИ   |   ПЕРИОДИКА   |  

    А Б В Г Д Є Е Ж З І И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z

    Юлиан Урсын Немцевич (1757 – 1841)


    «ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ПОДОЛЬЮ, ВОЛЫНИ АЖ ДО ОДЕССЫ В 1818 ГОДУ»
    (отрывки из путевых записок)

    Не следует, впрочем, думать, что все тридцать миль, всё расстояние от Балты до Одессы, было одной лишь безлюдной степью.

    Это правда, что большинство почтовых станций размещено в маленьких мазанках, но и здесь путешественнику оказывают дружелюбный приём филипоны. Сколько раз, гостеприимно приветствуемый и приглашаемый к их скромному столу, я заменял предлагаемый ими квас на своё вино. Все эти бескрайние поля, ещё двадцать шесть лет назад находящиеся без хозяина, уже почти полностью были розданы Екатериной. Раздавала она эти земли, но не сильно утруждала себя их заселением. Самые значительные наделы земли получили: князь Кантакузен, генерал Стурдза и другие. Только Александр I старательно занялся этим краем. Сегодня эти степи насчитывают три небольших городка: Дубосары, Григориополь и Тирасполь.

    Отрывок карты Бессарабии, Молдавии, Валахии и части земель к оным прилежащих, сочинена при Военно-топографическом депо в 1817 и исправлена 1820 г.

    Первый мой ночлег был в Дубосарах. Вечером прошёл сильный дождь. Раскисла чёрная жирная земля, сделав мою дорогу скользкой и неудобной. Уже было десять часов, когда повозка остановилась возле гостевого дома, содержищегося немцем. После всех неудобств, намокший и уставший,я уже заранее радовался надежде на возможность хорошего отдыха. Однако хозяин сообщил мне, что его дом уже полон прибывших на завтрашний базар гостей, и что принять меня не может. Прибег я к обычному средству – вложенный в руку серебрянный рубль так расчувствовал хозяина, что не только избу, но и кровать свою он мне сразу уступил. Впрочем не очень пригодилась мне эта постель. Музыка, исполняемая на барабане и пищале, в такое веселье ввела местную молодёжь из немецких поселений, что вальсам не было конца. А когда хозяйка (в качестве благодарности за рубль) пыталась танцы закончить, дочери её тотчас начинали умолять: «Noch nur einen waltz…..!” («Ещё один вальс!»). Этот один вальс бесконечно повторялся. Ну, а как же можно дамам отказать?!

    Рождённые уже здесь немцы сохранили самобытность своего народа, его одежду и облик. Глядя на кружащихся в вальсе молодых немцев, подумал: внуки их здесь вырастут, достигнут богатства и достатка, станут баронами и графами.

    На следующий день город наполнился людьми и стадами волов на продажу. Всё это в ужасном (после дождя) болоте. Немцы колонисты, цыгане, польские евреи, волохи – составляли местную публику.

    Немецкие колонисты на рынке. Гравюра И. Г. Шеффнера по рисунку Х. Г. Гейслера.

    Дубосары насчитывают до 350 домов. Ещё двадцать лет назад здесь не было ничего, кроме татарских мазанок. Дома бедные, в большей мере покрыты камышом с озёр, для обогревания используют торф, не такой, как в других местах. Кизяк, порезанный на квадратные куски, высушенный на солнце, служит для обогрева и кухни. Немцы, из-за недостатка пива, полюбили горилку, видел как даже маленькому хлопчику семи лет давали её попробовать. За пару волов здесь платят от 160 до 200 медных рублей, прекрасную дрофу можно достать за 3 польских злотых.

    Кишинёв – городок расположившийся на противоположной стороне Днестра, является столицей Бессарабии (которая была уступлена турками в 1812 году). Прут, впадающий в Дунай, сейчас является границей двух государств. Таким образом Россия приобрела новый выход и новые порты на Чёрном море. Переговоры по уступке нескольких других устьев Дуная продолжаются по сегодняшний день. Если бы России удалось получить их всех от Порты (что не является в настоящее время невозможным), то тогда бы вся торговля Австрии и значительной части Германии оказалась бы в её руках.

    Проезжал через Григориополь – чистый и симпатичный городок, почти весь населённый греками. Приятным является сам въезд в него. После постоянного пейзажа голых степей приятно радуют взгляд рощи из вязов, бука, дубов и акаций. Сам городок имеет что-то оригинальное. Дома чистые, красивые, окружённые краснеющими вишнями, персиками, абрикосами. Под тенью деревьев греки потягивают табак, а прекрасные гречанки протягивают свои белоснежные руки под уже созревшие вишни. Под большими навесами сидят армяне между корзин с апельсинами, фигами,бакалеей, табаком и т.д.

    В шестидесяти верстах находится Тирасполь (по имени реки, называемой у древних – Тирас) – второй известный городок над Днестром. Недавно много домов в нём сгорело. Здесь я увидел нечто, достойное удивления. Напротив почты (места, где я остановился) сгорел дом, а с ним и гнездо аистов, уже имевших птенцов. Но, как только наскоро были отремонтированы обожжёные стены и покрыта камышом крыша, те же самые аисты, которые потеряли здесь своих птенцов, несломленные произошедшим несчастьем, снова начали строить новое гнездо и обзаводиться в нём потомством. Удивительное познание животного мира! Известно всем, что аисты, потеряв один раз в гнезде птенцов, оставляют его навсегда. Однако в данном случае, они как-будто понимали, что понесенная тяжёлая утрата произошла не по злобе человека, а из-за несчастного случая.

    Эти края уже всё более весёлые. По обоим берегам Днестра расположены многочисленные поселения молдаван. На другой стороне Днестра, в некотором расстоянии расположен городок Бендеры, известный кровавыми штурмами. Суворов, завоев его с огромными людскми потерями, написал Екатерине только следующие слова: «Бендеры пали к ногам Вашего Величества. Потери составили 10 000 человек». Екатерина ответила ему: «Поздравляю тебя, любимый генерал! Радуюсь такой прекрасной победе. А в доказательство моего удовлетворения, посылаю тебе подарок». Была это брилиантовая кокарда к шляпе. Не восстановились до сих пор Бендеры из своих развалин. Мне хотелось осмотреть этот городок, но установленный здесь карантин, не позволил сделать это.

    Тут уже степи приобретают более оживлённый вид. Встречаются многочисленные мажи, везущие пшеницу в Одессу. Удивили меня движущиеся «чёрные дома» (именно так я бы их назвал). Были это очень высокие и широкие возы, гружённые углём. По сторонам от них двигались двуконные и одноконные возы, везущие вишни. И всё это направлялось в Одессу. И хотя взгляд не сталкивался ни с каким людским жильём, однако было известно, что в отдалении, между холмами, в большинстве своём скрытые от людских глаз, расположились колонии немцев. Видно это было по обработанным тут и там полям. 6 июля ячмень на них был уже спелый, созревала пшеница. В одном месте встречается огромное стадо волов, иногда до 2 000 насчитывающее, в другом – стада валахских овец, еле двигающих своими широкими хвостами.

    Czumaki - drzeworyt J. Jarmuzynskiego wg obrazu Tadeusza Ajdukiewicza

    Перед предпоследней почтой, называемой Барабойская, потрясла меня большая деревня с отлично построенными домами и с прекрасным костёлом посередине. Как только я остановился у хозяина постоялого двора, тотчас же немцы-колонисты, увидев мою европейскую повозку, выслали нескольких своих односельчан, чтобы разузнать, что же происходит на белом свете. Радость их была безмерной, когда услышали меня, говорящего на хорошем немецком языке, и когда я сообщил им (так как они об этом ещё не знали), что на земле мир, и что Наполеон отправлен в ссылку на край света. Рассказывали они мне и о своём сегодняшнем положении. Не в состоянии выдерживать продолжающиеся у себя на Родине притеснения, десять лет назад они оставили свою Отчизну. Здесь на месте правительство выделило каждому аванс 350 рублей на строительство домов и приобретение скота, а также по 60 моргов земли. Освобождены они были навсегда от воинской повинности, а также от платы за землю на десять лет. Подобные благоденствия сделали бы их полностью счастливыми, если бы не давящее чувство тоски по оставленной родной земле (трудно понимаемое благодетелями), не лишало бы их покоя и не сопровождало бы их ежедневно. Люди эти из-за бедности были вынужденны оставить родную землю. Но хотя, благодаря постоянным трудам и стараниям, растёт их благосостояние на дарованных им плодородных землях, однако сердечную память о родных своих землях они хотят сохранить и внукам своим передать. А посему, название своих земель дают новым поселениям. Итак, упоминаемая деревня называется Мангейм, другие носят названия – Эльзас, Баден, Страсбург, Зельц, Кандель. Как сильно памятью о Родине наполнил Бог сердце человека! И хотя богач может скоро забыть о ней, попав в парижскую роскошь, однако никогда не сможет позабыть о ней человек бедный.

    Мангейм

    Если какому-то завоеванию можно придать справедливый характер, то, несомненно, – отвоеванию у турок земли, о которой идёт речь. Земли, которая 300 лет находилась у них в первозданном состоянии, являясь местом, откуда осуществляли свои набеги свирепые наездники и которую не использовали её владельцы по назначению.

    За двадцать лет это Дикое Поле уже начало заселяться и осваиваться. Плодородность земли, близость моря и цветущего уже над ним города, всегда будет притягивать сюда жителей. Уже немецкие колонисты освоили и владеть будут этими прекрасными землями. Что из этого для российской монархии с веками может означать – оставлю для размышления. В близости Барабойской осел бывший провиантский подрядчик Шилингов и основал суконную фабрику. Добросовестность, с которой служил в провиантском управлении, отмечает его и сегодня.

    Почтовая станция

    Дальник – последняя почтовая станция перед Одессой. Отсутствуют ещё в окрестностях этого города загородные дома богатых купцов. Нет того, что и за деньги достать нельзя – нет деревьев и тени. А без них что это за сельское жильё? Но и эта голая сегодня местность со временем покроется зеленью.

    7 июля я прибыл в Одессу. Город большой по своей протяженности, пересечённый широкими красивыми улицами, богатый торговлей. Он насчитывает более 30 000 жителей и украшен зданиями, из которых ни одно не насчитывает более 26 лет. Город, для каждого являющийся интересной загадкой. Для того, чтобы её разгадать, и чтобы понять какие стечения обстоятельств способствовали тому, что за несколько лет из убогого татарского поселения сделало Одессу, превратившись в цветущий и значимый город, необходимо привести исторические факты.

    Чёрное море, известное у древних греков как Понт Эвксинский с давних времён являлось центром пересечения богатой торговли. Первые известные мореплаватели: финикийцы и египтяне – были её первопроходцами. Греки и римляне пришли после них, и от них передали торговлю грекам. Генуэзцы подняли её до наивысшего расцвета, сделав Крым местом для осуществления своих связей с Персией и Индией. Однако в 1476 году под натиском мусульманского нашествия они были вынуждены отдать свои поселения. Турки, став единоличными правителями берегов этих двух морей, другим народам вход в них закрыли. Сразу же после этого, эти земли (когда-то так процветающие) попали в неволю и упадок, характерный для правления, при котором прозябают также и народы, оказавшиеся под их владычеством.

    Три века тёмных времён, наступивших для Чёрного моря, закончились только лишь после шести лет войны между Россией и Турцией. А мир, заключённый в Кайнарджи в 1774 году, предвосхитил его счастливое будущее. По этому трактату и связанной с ним конвенции 1779 года, русские получили свободу судоходства по Чёрному морю, а также входа и выхода через Дарданеллы. В это время Россия, не имея другого порта, чтобы использовать выгоду из произошедшего события, выбрала место на Днепре, чтобы основать здесь свою торговлю и судоходство.

    Самым прекрасным городом античного Херсонеса в древние времена был город Херсон. Сегодня только останки его различить можно. Екатерина повелела воскресить его на другом месте, и в 1778 году, под этим же названием, приказала строить новый Херсон. Возникало только в этом месте большое для Екатерины препятствие: город начали строить в краю обжитом, с давних времён принадлежащем запорожским казакам. Люд этот – неспокойный, удалой и страстно любящий свободу, с беспокойством посматривал на строящийся Херсон (также, как и некогда на строящиеся поляками замки).

    Не забыла Екатерина и непослушания казаков, когда во время набега татар на Новую Сербию в 1759 году, они не только потребовали нейтралитета, а и смогли этот нейтралитет сохранить. Эта дерзость и предвиденье её результатов на будущее недолго заставили размышлять не любящую сопротивления Екатерину. Напрасно казаки отстаивали свои права на Запорожье как на извечную собственность своего народа. Самодержавная владычица Екатерина нуждалась в этих землях и не могли они кому-либо другому принадлежать. Был дан приказ: выселить из запорожских земель казаков и сослать их в отдалённые районы. Таким образом, Екатерина, ставшая госпожой Днепра и прилегающих краёв, освободилась от возможных беспокойств, а свой новый город наделила значительными привилегиями.

    Сбежались иностранцы, особенно французы и итальянцы; возобновились связи с Царьградом, Марселем, Триестом и Ливорно. Французские комиссары ездили по Польше и Литве, мечтая сплавлять по Днепру в Херсон корабельные сосны, лес, пеньку, пшеницу, лой и другие продукты. В 1785 году французский комиссионер (если не ошибаюсь) господин Антуан из Марселя заключил с князем Станиславом Понятовским контракт на поставку из его староства в Бобруйске корабельных сосен для военных судов в Тулоне. Высланный преднамеренно для этого корабельный столяр нашёл в угодьях князя отличные и в большом количестве деревья; срубил в Бобруйских пущах 264 мощные крепкие сосны и по реке Березине, а после через соединяющийся с ней Днепр, благополучно доставил в Херсон. Этот сплав доказал две вещи. Во-первых, что растаявшие весной льды и снега столько Днепру дают воды, что поверх порогов плоты, а также и корабли, могут безопасно передвигаться. А также и то, что для стран южной Европы доставлять через Чёрное и Средиземное море мачтовое дерево выходит и удобней, и дешевле, чем брать их в Риге.

    Сплав древесины по Днепру

    Позже некоторые из днепровских порогов, как Кодацкий, Сурский, Кнехинен и Стрельче по большей части, были сглажены. На самом большом и самом опасном пороге, называемом Ненасытец, создано два шлюза. Работы эти во многом облегчили судоходство на Чёрном море.

    С годами возрастали обороты этой торговли; увеличило её также и приобретение всего Крыма (провинция эта была уступлена в 1784 году России последним ханом Гиреем).

    Но именно тогда, когда Екатерина купалась в сладких снах, Англия, напуганная, а, скорее всего, из зависти к возможности дальнейшего процветания торговли в Херсоне и деятельности, способствующей развитию французской промышленности и судоходства в этом направлении, настроила в 1787 году Порту против России. Долго бы тянулись упорные бои, если бы не произошедшие в 1791 году в Польше изменения, грозящие России освобождением Польши из-под её ярма и получением ею независимости. Это вынудило Екатерину к завершению, как можно быстрее, этой войны. В связи с её окончанием в 1792 году, этот плодородный, но безлюдный край от Буга до Днестра был уступлен России.

    Повторный раздел Польши сделал Екатерину хозяйкой нашей богатой Украины, Подолья и Волыни. В связи с таким значительным расширением своей территории на берегах Чёрного моря, Россия увидела возможность переноса своей торговли в место более удобное, чем Херсон, тем более, что несмотря на то, что этот город быстро поднялся, он, однако, сталкивался с большими сложностями для ведения торговли. Помимо препятствий в виде порогов (из-за которых семьдесят вёрст надо было сушей перевозить товары, прежде чем до Херсона их доставить), корабли, нуждающиеся более чем в шести стопах воды, останавливаться должны были в Глубокой Пристани, деревне в семи милях от Херсона, и там на корабли перегружать свои товары. Более того, зима покрывает Днепр льдом, иногда с октября по март. Наконец, нездоровый климат, испарения окружающих вод, постоянные источники гнилых и нездоровых лихорадок.

    Был брошен взгляд на бухту Качубей и поселение, состоящее из нескольких татарских домиков. В 1795 году Екатерина даровала этому месту значительные свободы и привилегии и дала ему новое название – Одесса. Смерть Екатерины прервала все дальнейшие планы. У императора Павла не было времени заниматься этим новым строящимся городом. Александру I было предназначено узреть возвращение деятельности этого порта и его расцвет. Мир в Люневиле успокоил Европу, положил конец противоречиям и раздорам между Россией и Англией, возникшими при Павле I. Амьенский мир дал минуту передышки всему миру. Франция заключила союз с Портой и получила свободу мореплавания на Чёрном море. Вскоре получили такую же свободу также Англия, Голландия, Неаполь и почти все морские державы. Вся торговля зерном этих стран повернулась к Одессе (уже имеющей карантин, таможню и госпиталь). В 1802 году большинство стран Европы столкнулось с неурожаями, и это вынудило их везде искать зерно. В связи с этим, в Одессу прибыло много кораблей. Не оказалось для них достаточных запасов зерна. Я слышал от купцов той поры, что необходимо было принимать все усилия, чтобы уговорить капитанов подождать, пока придут с Украины, Подолья и Волыни мазы с зерном. Наконец, они прибыли, оживили торговлю и дали толчок развитию порта. Полилось золото в наши провинции.

    В следующем 1803 году в Чёрное море прибыло 900 судов, из которых 536 пришло в Одессу. Ежегодно торговля эта увеличивалась, пока не остановила её война 1807 года. В 1812 году эпидемия болезни унесла 3 000 человек из населения нового города.

    Заключённый мир с оттоманской Портой, изобилие экспортных товаров и, прежде всего, усердие, энергичная деятельность и безупречность действий правителя города герцога Ришелье, способствовали тому, что вскоре все последствия бедствий сгладились. В 1817 году было продано 1 700 000 четвертей зерна. Больше всего было продано красной пшеницы, называемой «арнаутка», – самой популярной из-за своей стойкости в перевозке. За эту пшеницу платилось по 40 рублей ассигнациями за четверть. Город принёс казне 56 000 000 рублей.

    Гавань Одесского порта

    Возможно, в связи с тем, что слишком много зерна было куплено в прошлом году, либо же то, что в других странах ожидается хороший урожай, – нет вероятности, что этот год будет удачным. Цена за четверть упала с 24 до 20 и даже до 18 рублей ассигнациями. Однако же есть надежда, что она будет возрастать.


    Перевод с польского
    Стелла Михайлова


    Статья поступила 02.08.2021 г.
    Авторские серии

  • Аргатюк С.С.
  • Баковецкая О.А.
  • Волосевич Е.С.
  • Гулянович И.М.
  • Джумыга Е.Ю.
  • Дробный В.С.
  • Жосан С.И.
  • Моторная И.
  • Позняков В.А.
  • Сапожников И.В.
  • Шевченко А. М.






  • community@kraeved.od.ua        КРАЕВЕД 2013-2021       Открываем историю одесского края